Салават Юлаев в плену

Поимка Салавата

Салавату не раз предлагали сдаться добровольно, обещая взамен прощение. Например, командир карательного отряда И. Л. Тимашев, склонивший на свою сторону пугачевского генерала и шестерых полковников, также взывал к сознательности Салавата Юлаева, но тот и не думал сдаваться.

В сентябре 1774 года отряд Салавата потерпел поражение в боях под крепостью Елдяк (Ельдяк, Ельдяцкая крепость, не сохранилась), ему противостояла команда подполковника Рылеева. Повстанцам пришлось отступить в район Сима – родные для Салавата места. По их следам был направлен отряд под началом поручика В. Лесковского.

Салават Юлаев попадает в плен, картина

Поимка Салавата. Художник А. П. Лежнев  (1888—1956). Холст, масло, 1930 год.

25 ноября Салават Юлаев и четверо его товарищей были пойманы старшиной Муксином Абдусалямовым, его братом Зямгуром и другими преследователями в лесу неподалеку от деревни Миндишево (Мигдишкино). Есть версия, что салаватовцы сами подпустили врага, приняв их за дружественный отряд.

Муксин и Зямгур передали Салавата Лесковскому. Этот успех принес последнему звание капитана.

Следствие и допросы

Следствие над Салаватом Юлаевым продлилось 339 дней, то есть почти год. Первый его допрос состоялся в деревне Калмыково, но протокол не сохранился. Из донесений карателей известно, что Салават сообщил тогда, что планировал скрыться в казахских степях.

16 декабря Салавата и Юлая Азналина, который находился под арестом в Челябинске, в железных кандалах направили в Казань, а 13 февраля 1775 года обоих этапировали в Москву в Тайную экспедицию Сената.

Начались допросы. Один из следователей по делу Салавата – С. И. Шешковский, который вел дело прозаика и поэта А. Н. Радищева, автора знаменитого произведения «Путешествие из Петербурга в Москву». Салават давал показания на башкирском языке, а переводил его крещеный башкир Иван Гульчихин. Протокол велся на русском языке.

Картина Допрос Салавата

«Допрос Салавата». Художник А. А. Кузнецов, 1955 год.

Салават отрицал убийство людей по своей воле, раскаивался и просил милости. Но из Казани пришли документы, изобличающие его. Десять человек, допрошенные ранее, показали, что Салават призывал их к бунту, руководил отрядами, присваивал «воинские звания» бунтовщикам. Но главным свидетелем выступил Кулый Балтачев, старшина Кара-Табынской волости, воевавший на стороне царских войск и не раз противостоявший Салавату в боях. Судьба Юлаева была предрешена.

Юлай Азналин также был допрошен, но против своего сына ничего не показал. Кулый также проявил к коллеге-старшине милость, не оговорив того.

Салават признался в том, что руководил отрядами и брал крепости штурмом, но наотрез отказывался признавать за собой какие-либо убийства. Следствие это не устроило, поэтому Салават был направлен обратно в Оренбург, как сказали бы сейчас, на проведение дополнительных следственных мероприятий. Но ученые склоняются к мысли, что приговор был уже известен, а башкир возвращали на родину, чтобы жестоко наказать в устрашение всем.

Наказание бунтовщиков

В апреле 1775 года Салават и Юлай Азналин были этапированы в Уфу, а в начале мая началось следствие. От бунтовщиков требовали признать злодеяния и убийства, но те стояли на прежнем, поэтому следователи искали новых свидетелей. И нашли. 17 человек!

Главные обличительные показания на Салавата дал башкир Аблязи Саккулов. Якобы по приказу Салавата были истреблены крестьяне Симского завода и ряд других людей. Потом Салавата оговорили другие его земляки и единоверцы, видимо, после угроз и запугиваний властей.

В июле Салават Юлаев и Юлай Азналин были признаны виновными в преступлениях, приговорены губернатором И. А. Рейнсдорпом к жестоким физическим наказаниям и вечной каторге в крепости Рогервик в Прибалтике.

Салавату и его отцу пришлось выдержать по 175 ударов плетьми каждому, двукратное разрывание ноздрей и нанесение на лоб букв: «З» (злодей), «Б» (бунтовщик) и «И» (изменник).

Инструменты клеймения бунтовщиков

То, чем клеймили бунтовщиков буквами “З”, “Б” и “И” .Экспонаты музея Салавата Юлаева в Малоязе.  

Экзекуция была начата на Симском заводе, продолжена на Усть-Катавсков и Катав-Ивановском заводах, деревнях Орловка (клеймили Юлая), Юлаево, Лак, далее, в Красноуфимске, Кунгуре, Осе, Елдякской крепости, деревне Норкино (или Нуркино, здесь Салавата клеймили). Истязание башкирских бунтарей длилось с июля по сентябрь 1775 года (полтора месяца).

Наказание кнутом Юлая и Салавата:

  • на Симском заводе – Юлаю 45 ударов, Салавату – 25;
  • Катав-Ивановском заводе – Юлаю 45 ударов;
  • в деревне Юлаево – Салавату 25 ударов;
  • на Усть-Катавском заводе – Юлаю 45 ударов плетью;
  • в Красноуфимске – 25 ударов Салавату;
  • в Кунгуре – 25 ударов Салавату;
  • в Осе – 25 ударов Салавату;
  • в деревне Орловка – 40 ударов Юлаю и 25 – Салавату;
  • близ Елдякской крепости – 25 ударов Салавату.

Вышло по 175 ударов каждому.

Оба выдержали наказания без медицинской помощи. Далее о каторге и смерти Салавата Юлаева.

Внимание! При копировании материалов с сайта “Салават Юлаев. Биография и творчество башкирского национального героя” ставится ссылка на первоисточник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *